Пара лисиц фото

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Несостоявшиеся принцессы 7 бывших пассий принца Уильяма


фото лисиц пара

2017-10-19 21:45 Почему то из собак мне нравятся только овчарки ну и сибирские лайки Может потому, что они Впервые Уильям увидел Роуз на традиционном аристократическом мероприятии охоте на лисиц




Муж приревновал к компьютеру. Странно! А к газовой плите ни разу...


Хотите чтобы ваша эмалированная посуда служила дольше? Многие хотят, но ни у кого не получается...






SiN:немного лирики... Загнулся полковник от собственной пули, Очкарика ломом в башку долбанули, Манчини на рынке торгует навозом, Dark Captain скончался вчера от цирроза, Мутантов же всех увезли в зоопарк, SinTEK из долгов не вылазит никак, Элэксис Синклэйр...Вон морит клопов! Весь HARDCORPS со Швондером дашат котов.


Помните анекдот? В опере: - Тихо, увертюра идет. - От увертюры слышу. В общем, про увертюру. Пошли мы как-то недавно в оперу. Небольшой концертный зал, не спец-оперный театр. В программе - "Кармен" Бизе. Все расселись, пошумели, покашляли. Вышел и расселся в яме оркестр. Утихли звуки настройки. Появилась верхняя часть спины дирижера. Все изготовились. Дирижер взмахнул палочкой. И тут. В зале раздалась мелодия. Она, как и следовало, доносилась со стороны оркестра. Это была правильная мелодия. Та, которую все ждали. Увертюра к "Кармен". Жоржа Бизе. Та самая. "Еб-тири-бири-бири, еб-тири-бири-бири, еб-тири-бири-бири еб!". Если кто не помнит. Но что-то в этой мелодии показалось всем нам странным. Исполнение было каким-то издевательским. В мелодии присутствовали и тема, и аккомпанемент, но звуки были какие-то странные и даже несколько дребезжащие. В этот момент мы все увидели, как дирижер, до этого стоящий к залу спиной, повернулся к нему лицом. Лицо имело озадаченное выражение, руки по-прежнему подняты над головой. Комичность всему придавало еще и то, что обычно видишь только плечи и голову; и вот, из ямы на вас недоуменно смотрит голова дирижера. В этот момент откуда-то из передних рядов поднялась средних лет дама с пунцовым лицом, и, нервно ковыряясь в сумочке, кинулась к выходу. Звук увертюры двигался вместе с ней. На середине пути она, наконец, нашарила в сумочке то, что искала, оказавшееся сотовым телефоном какой-то, видимо, очень новой конструкции, судя по качеству исполняемой мелодии, и стала давить на кнопки. Телефон доиграл увертюру до места "Тореадор, смелее.....", когда за дамой захлопнулась дверь. И тут зал грохнул. Смеялись все; люди утыкались в плечи своим спутникам и спутницам, хватались за животы, закидывали головы и утирали глаза и носы, кашляли и опять ржали; ничего не понимающие дети хохотали за компанию со всеми. Дирижер тоже утирал глаза белоснежным платком. Когда последние люди откашлялись от смеха, дирижер повернулся к залу спиной, взмахнул палочкой, и мы, наконец, услышали то, за чем пришли в тот вечер в театр.